Акции газеты «Курьер»

Газету «Курьер» можно выписать с любого месяца!

Стоимость почтовой подписки на 6 месяцев на 1-е полугодие 2017 г. – 370 руб. 56 коп., на 1 месяц - 61 руб. 76 коп.,  в пунктах альтернативной подписки (без доставки) - по спеццене! PDF-подписка!

Телефон "Курьера" для «SMS – жалоб», «SMS – пожеланий» и других сообщений -
8-930-857-23-40.

 

Вход

Фотографии

phoca_thumb_l_ - 95 22.jpg

 

Защита персональных данных детей

 

 

О Льгове – с любовью

 

Так говорит о родном городе С. М. Контуш – известный ученый, доктор физико-математических наук и автор первого льговского сайта. Хорошо помню, как осенью 2002 года верстальщик «Курьера» Андрей Медовщиков удивил сотрудников редакции тем, что нашел в Интернете сайт Льгова. Сообщение об этом сразу же появилось в нашей газете, как и имена авторов – Сергея Михайловича и его внука Миши, начинающего веб-дизайнера, который тогда еще учился в школе. Это благодаря им в необъятном компьютерном пространстве появилась страничка, посвященная небольшому городку на реке Сейм. Краеведы нашли немало интересного в опубликованных на этом сайте воспоминаниях Сергея Михайловича, в которых «прочитывается» благодарность к родному городу и людям, принимавшим участие в его судьбе.

Большая часть жизни его прошла в Одессе, куда Контуш уехал после окончания школы. Но он никогда не терял связи со своей малой родиной, часто приезжал во Льгов один и с семьей. Ему 78 лет, но он по-прежнему энергичен и легок на подъем. Минувшим летом вновь посетил Льгов, как всегда, остановился в «волобуевском» доме по улице Гайдара, в котором прошло его детство. Не отказался и от встречи с журналистом местной прессы, что стало поводом вспомнить своего деда Николая Николаевича Аршинова. Известный во Льгове художник тоже оказался в некотором роде нашим автором, ведь это он создал в прошлом веке логотип районной газеты «Ленинский путь»…

– Дед мой получил хорошее образование, окончил перед революцией Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Один из его сыновей пошел по его стопам, тоже стал художником. Оформлял книги довольно популярного в революционные годы поэта и этим прославился. А дочь его потом написала книгу, в которой есть строки о художнике-оформителе и его отце Н. Н. Аршинове… Каким он был человеком? Его описал в своих воспоминаниях Евгений Всеволодович Волобуев – известный художник, заслуженный деятель искусств Украины. Он называет моего деда своим первым учителем и дорогим человеком. Мне тоже дороги воспоминания о нем – скромном, приятном в общении человеком, который карьеры не делал, а рисовал больше для души – Сейм, его окрестности и прочие милые уголочки. Но был при этом деятельным человеком. До войны и после нее организовывал всякие театральные кружки, был одно время режиссером и художником любительского театра. Ставились пьесы в бывшем кинотеатре, дед сам играл, участвовал во многих постановках. Я был тогда совсем мальчишкой, поэтому запомнил, конечно, лишь некоторые эпизоды его театральной биографии. Когда во Льгов пришла Красная Армия, военным кто-то подсказал, что здесь есть любители театра, и их пригласили выступить. Они ездили вокруг города, останавливаясь в расположениях воинских частей. Составляли для артистов два грузовика и на этой «сцене» разыгрывались спектакли. Помню, что одним из них был «Лес». В этой пьесе Островского дед играл Несчастливцева, а Счастливцева – Семен Лагутич. Дедушка работал в школе, преподавал рисование, а сам блестяще рисовал шаржи на своих коллег. У меня сохранились два шаржа – изумительные тем, что в них прорисованы лица, всех можно узнать. Один из них как раз иллюстрирует ту пьесу: на сцене Счастливцев и Несчастливцев – он и Лагутич. Сохранились у меня и картины деда: портреты маслом моей мамы, отца, некоторых льговских писателей… После войны, когда я остался у них с бабушкой на попечении, его талант выручал семью. Ему заказывали портреты, нередко – портреты вождей. Однажды, перед смертью Сталина, заказали его портрет в полный рост. Над огромным изображением вождя в маршальском мундире он долго работал. И тут приходит весть – Сталин умер! А портрет, который, как я помню, все время закрывал окно, все стоял и стоял, пока наконец стало ясно, что он никому не нужен. Полотно тогда было дефицитом, и дедушка, недолго думая, порезал его на части. Относительно недавно, лет сорок назад, я случайно посмотрел на обратную сторону одной его картины с каким-то пейзажем, а там – надо же! – товарищ Сталин. Вот такие повороты судьбы политического характера…

– Сергей Михайлович, в воспоминаниях о Льгове Вы упоминаете и своих учителей…

– Да, среди них были представители дореволюционной России, люди образованные, которые учили нас не только своему предмету. Географию, например, нам преподавал Фома Константинович Дремлюг, который интересовался еще и краеведением. Уроки его были очень интересными. Помню, как в 1952 или 1953 году он где-то вычитал, что Льгов такого же возраста, что и Москва. И организовал для школьников вечер, чтобы рассказать о том, какой исторически важный наш городишко Льгов. Мне почему-то запомнилось больше всего предположение, что он даже на год старше нашей столицы… Интересными людьми были биолог Мартынов и его жена Нина Александровна, которая преподавала русский язык и литературу. Очень строгая была женщина, мы все ее боялись и уважали. Учителем она была прекрасным, поэтому весь наш класс родной язык знал. И сочинения писали неплохо. А сам Мартынов был большой такой, высокий мужчина, все время ходил в окрестностях города, собирая какие-то растения. У него хранились разные гербарии, о строении и видах растений он рассказывал увлеченно, с большим энтузиазмом. Жил он там, где здание суда: если идти по той же стороне, то там большой дом – двухэтажный, кажется. Я к нему заходил много лет назад и помню, что он занимался еще и резьбой. Вырезал из белого камня, на котором Льгов стоит, разные фигурки. Камень мягкий, из него легко было вырезать что хочешь. Этих фигур у Мартынова было – не счесть! Я запомнил это его хобби потому, что мой дедушка тоже кое-что вырезал, у меня сохранились некоторые его работы… А музыке меня и других ребят учила Варвара Александровна Андреева – давала уроки на дому. Человек она была культурный, образованный, и я ей благодарен за эти уроки, хотя занятия музыкой мне, по правде говоря, не нравились. Но в семье хорошо играли на фортепиано мама и бабушка. Квартира Варвары Александровны представляла из себя комнату, заполненную множеством книг, посередине которой стоял огромный рояль. И больше ничего там не было. Вместе со мной, помню, у нее учился Юра, сын главврача Льговской больницы по фамилии Григорьев. Так вот Юра поступил потом в Харьковский университет на физический факультет, тоже стал физиком.

– В детстве Вы увлекались радиоделом, в семье были художники и музыканты, а Вы выбрали физику. Почему?

– Отец мой был физиком, тоже окончил Одесский университет. До войны во Льгове был учительский институт, так отец сначала работал в Орловском пединституте, а потом переехал во Льгов заведовать кафедрой физики в учительском институте. Поэтому физика меня интересовала с детства – благодаря отцу и кружку при Доме пионеров. Открыли его при мне, когда я учился в классе пятом-шестом. Сначала там было всего два кружка – радиотехнический и музыкальный. Я выбрал, конечно, первый, занятия в котором вел один мастер – моложавый такой и знающий… Что же касается моего выбора профессии, то он не был уникальным.

Когда после 7-го класса к нам пришли ученики из сельских школ, то нас стало много – «а», «б», «в», «г», «д», «е» и даже «ж» класс. А медали за отличную учебу по окончании школы получили только пять человек: Слава Мастихин, Жора Мохов, Вася Козенков, Алла Черникова и я. Так вот трое из них стали физиками. Показательно для того времени...

– Сергей Михайлович, все, что Вы рассказываете о Льгове, напоминает какое-то экзотическое полотно. Картинки из Вашего детства, как мозаика, складываются в общую картину старого Льгова. Того Льгова, в котором жили люди другой эпохи, носители почти забытого сейчас уклада жизни…

– Наверное, это так. Льгов вообще весьма любопытный городок для многих людей. Особенно для тех, кто отсюда родом. Примерно так же относится к нему Михаил Дмитриевич Ковалев, с которым я познакомился через льговский сайт. Потом часто встречались здесь, вместе ездили по грибы. А вам мой рассказ кажется экзотическим потому, что Льгов тогда был совершенно другим, ведь школу я окончил здесь в 1954 году. Мне часто вспоминается зима во Льгове со множеством тогдашних забав. Машины были редкостью, поэтому простора для зимних игр на каждой улице хватало. Какая радость была проехать по улице сверху вниз на больших железных санях, в которых помещались по пять-шесть человек! А если спуск по центральной улице, то скорость была еще круче…

– Наверное, такие рассказы и заставили Вашего внука, вместе с которым Вы создали льговский сайт, интересоваться Льговом. Он тоже физик?

– Нет, внук выбрал информационные технологии и процветает благодаря им. И в Интернете о себе заявляет, и деньги зарабатывает. Вместе со своим приятелем создал несколько сайтов, в том числе и всемирно известные… А династию физиков продолжил мой сын Анатолий. Он окончил физико-математический факультет Одесского университета – тот же, который окончил мой отец Михаил Семенович Контуш, а позже и я. Интересным штрихом биографии сына стало то, что он еще студентом увлекся игрой в КВН, был членом известной команды одесских джентльменов, получил медаль чемпиона Всесоюзного КВН в 1987 году. Он не только выступал, но и писал тексты для выступлений своей команды.

– А как Вы относились к тому, что сын стал одесским джентльменом?

– Ну а почему нет? В те времена, когда он учился в Одесском университете, я там преподавал, и у нас были две команды КВН – студентов и преподавателей. Я был в одной, а он в другой. Мы слабее, конечно, были, потому что наши молодые соперники готовились по ночам, а мы днем, после лекций… Когда эта эпопея закончилась, они организовали при Одесской филармонии свой театр. И командой ездили по всему Советскому Союзу. Гастролировали много, до тех пор, пока не грянули лихие девяностые. Многие из них тогда уехали. Мой сын, например, в Германию, защитил в Гамбургском университете докторскую диссертацию, стал специалистом по биохимии. Сейчас работает в Париже, в лаборатории Национального института здоровья и медицинских исследований. Он лауреат премии Французского общества по изучению атеросклероза, имеет награды нескольких крупных фармацевтических компаний, а еще пишет книги. Об Одессе – городе, в котором родился и который невозможно не любить.

– А живет в Одессе?

– Нет, он переехал в Париж всей семьей. Дети там, за рубежом акклиматизировались, но все русскоговорящие. И все любят Льгов – как и я. Меня радует, как он меняется, становится более современным, но при этом сохраняет свой неповторимый облик.

– Вы согласны с утверждением, что Россия сильна провинцией?

– Это так, но провинция бывает разной. Я не раз бывал в Германии и каждый раз удивлялся тому, что провинция там устроена никак не хуже всего остального. Даже лучше! Я сотрудничал там с разными фирмами, довольно известными в мире, между прочим, а расположены они в небольших городках. Сотрудники чувствуют себя там прекрасно вдали от задымленных городов – там, где мало транспорта и много простора. И такое сплошь и рядом: фирмы с брендовыми названиями находятся в малых городах. При этом столичного жителя не отличить от провинциала, потому что там искренне гордятся своей родиной и не считают себя в чем-то обделенными.

– Это тот зарубежный опыт, который нам неплохо было бы перенять?

– Конечно. Этому ничто не мешает и, думаю, что когда-нибудь так и будет.

В качестве иллюстраций использованы рисунки Н. Н. Аршинова из семейного архива С. М. Контуша. Сцены из спектакля А. Н. Островского «Лес»

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить